Четверг, 2020-09-24, 5:07 AM
Начало Регистрация Вход
Статьи Downloads Общение Спецпроекты DozoR Развлечение Инструменты Доп. сервисы Ссылки
Вы вошли как Гость
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: OWK, Spectre, Fine  
Форум » Коллективный разум » Жизнь... » продолжение "Манувы" (раскритикуйте)
продолжение "Манувы"
SpectreДата: Воскресенье, 2006-03-12, 6:22 PM | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 141
Награды: 0
Репутация: 2
Статус: Offline
5.

Наступила начало следующей недели. Как только солнце скрылось, оставив лишь розовую каемку у горизонта, к воротам дома подъехало три мерседеса представительского класса и два мини-автобуса. Повыскакивали люди в черных костюмах, с галстуками монотонной расцветки, они двигались быстро и четко, обходясь без указаний, со стороны нашей бывшей гостьи, но было сразу видно, что именно она руководила ситуацией. Из одного из мини-автобусов начали вытаскивать огромную деревянную коробку, в которую могло поместиться, наверное, четыре холодильника в ряд. Ее несли восемь человек. Оказалось, что ящик не влезает в проход в подвал. Его разломали, там оказался металлический ящик, с виду выглядящий весьма высокотехнологично и обладавший явно не самыми простыми замками. Он был больше среднего человеческого роста, но гораздо тоньше предыдущей коробки и легко прошел через дверь в подвал. До этого момента Мы с Манувой глупо стояли и хлопали глазами, взирая на все это происходящее, засунув руки в карманы, как будто это происходит не с нами, а с нашими соседями. Когда мы вошли в подвал, гостья была совершенно обнажена и стояла к нам спиной демонстрируя свои аппетитные ягодицы, которыми никто вокруг, похоже, не придавал внимания. По подвалу разлеталось эхо и гул непонятных слов, воздух становился гуще, она продолжала бубнить какие-то лишенные четких звуков слова и жестикулировать руками, все время меняя позы. Вдруг она замолчала и кивнула головой одному из своих. Он подошел к металлическому ящику и набрал что-то на передней панели, имевшей небольшой монитор, затем, прилагая видимые усилия, начал открывать его.

Агриппа – книга первоначального зла, раскрывающая, если не все, то очень многие тайны сути Дьявола и вот она перед нами, в моем собственном доме.

По подвалу начал идти некий гул, давящий на виски. Я ощущал, как мой разум в одно мгновение накалился, я испытывал его превосходство и совершенство, будто я только что проснулся после самого бодрого сна, какой у меня был в жизни. Книга манила к себе и словно звала, я ощущал ее пульсацию в своих венах на запястьях рук и в сгибах локтя. Я сделал шаг вперед, ближе к книге. Гостья развернулась и уставилась на меня с самым серьезным лицо, которое она принимала до сего момента. Я не видел ее, не видел нечего, кроме сомой книги, которую вынимали из ящика четверо людей в черном с монотонными галстуками и заматывали вокруг нее цепи, приковывая ее к кривой балке. Я не видел ее грудь, ни ее глаз, даже блеск ее потрясающих волос, оказавшихся видимо настоящими – не манил мой взор. Из-за обилия замков и высоких железных корешков, виднелись красные толстые страницы. Огромная стальная обложка книги была покрыты скульптурами, с видом злых глаз, языками стального пламени, расписанная множеством непонятных знаков и, думалось, слов. Я ощутил какую-то легкую встряску… Потом еще одну. Я перестал видеть книгу и будто выпал из какого-то трансового состояния. Оказывается меня не трясло, а меня хлестала по лицу обнаженная гостья, лишенная любого очарования в этот момент. Она начала выталкивать меня из подвала. Я увидел Мануву, он застывший стоял и смотрел на книгу. Она его тоже ударила ладонью по лицу и вытолкала нас обоих, захлопнув дверь. На нас косились волки, которые впервые за то время, что я их видел, были возбужденны и уже не казались спокойными и послушными, впрочем, к нам они проявляли полное равнодушие, поглядывая на нас, как на деревья или может быть большие камни.

Через минут десять вышли те четверо человек в черном, до этого момента находящиеся там. Еще через минуту - она, и закрыв все четыре замка на разные ключи, отнесла их куда-то в дом. Люди, привезшие книгу, уехали, не дождавшись пока она выйдет. Я запер высокие железные ворота, и мы пошли в дом.

До ночи мы должны были успеть наложить кучу заклинаний и сделать еще одну кучу оберегов, соблюсти очень много важных мелочей. Наша стратегия состояла в том, чтобы максимально оградить всю нашу территорию от проникновения любой магии, действие которой было дистанционным. Так же заклинания, отменяющие любую левитацию и все остальные чары, влияющие на изменение физических способностей организма. Расчет был простой – враг попадает на нашу территорию, лишенный каких бы то ни было физических преимуществ и непосредственно сам, возможно призванные демоны или какие-то специальные создания, но как прогнозировала гостья, силы способные на такие действия, обычно вассалы самого Дьявола, и если они есть, то их всего один или два человека, на всю эту планету, что чрезвычайно понижает шанс их появления. Я начал с ней спорить о том, что Агриппа это довольно веский повод для появления как раз самых влиятельных и мощных сил непосредственно и вряд ли мы будем просто отгонять дешевых ведьм самоучек, которые будут закидывать нам через забор говорящих кошек с отравленными когтями. Она согласилась с моим здравым смыслом, но поддерживать спор не стала, отделавшись своей вновь появившейся улыбкой, источающей невероятное очарование. Гостья обещала защитить нас самыми древними и самыми мощными заклинаниями, данными ей лично Дьяволом, которые она, впрочем, намеревалась наложить самыми последними, поскольку для их реализации требовались все мы трое.

Манува забивал гвозди в бычья сердца и накалывал их на маленькие деревянные колья по периметру всего забора, она срабатывали на некоторых колдунов, забирая его силу и заставляя колдуна увядать, пока он находится около этой магической ловушки, активно применяемой в средние века во Франции: стране излюбленной Дьяволом за ее романтическое и вполне любезное отношение к нему. Я разделся до нага, опоясав себя ремнем с чехлами для двух ножей: простого охотничьего из дамасской стали, и одним из тех ножей Майя, что где-то купил Манува на мою радость, зная мое пристрастие к холодному оружию ретроспективных времен. Нож был достаточно древний и, по словам поставщика, непосредственно применяемый в ритуалах жертвоприношений примерно полторы тысячи лет назад. Заглядывая в подобранные в предыдущие дни книги, я изрисовывал свое тело символами древних индейцев собиравшихся на войну и веривших, будто эти символы придавали им силы ветров и туч, оберегая их от потустороннего зла. Мы разожги костры в заранее выкопанных ямах, закончили резать крыс и рисовать их кровью всевозможные рисунки и слова на старо французском и латинских языках, гостья рисовала какие-то руны, кровью зарезанной ей же козы, и долго колдовала над самой калиткой. Когда стемнело, она начала нам объяснять все что мы с Манувой должны были делать, создавая последние самые сложные и требующие самого высокого сосредоточения заклинания. Следующие пол часа мы все трое впавшие в какое-то одержимое состояние бегали голые по всему участку, гостья кричала явно не своим голосом какие-то скорее звуки, нежели членораздельные слова в небо. Я не ощущал нечего кроме огня у себя в глотке и в легких. Казалось, кровь кипит в моих жилах. Я дико орал от ощущаемой боли, обильно источая свое семя из восставшего фаллоса, жар которого был неописуем. Как оказалось потом, с Манувой происходило то же самое. После мы все трое замертво упали на землю. Я очнулся первый, ощущая безумную потерю духа и сил, все же собравшись, смог подняться с колен, сразу начав испытывать прилив сил – ощущая действие древней магии индейцев Майя. Гостья валялась в нескольких метрах от меня и не шевелилась. Я подбежал к ней и присев рядом с ней, аккуратно перевернул. Она еле дышала. Ее лицо было покрыто кровяными полосками, берущих свое начало из ее глаз. Я поднял ее на руки и отнес в одну из спален и стал сидеть с ней, смывая влажным полотенцем кровь с ее лица. Эрекция не спадала. Открыв глаза, она смотрела на меня, улыбаясь уголками губ. Я улыбался в ответ. Она повернула голову к окну и на мгновенье прищурила глазки, затем произнесла, что все сработало и все в порядке, теперь мы в той безопасности, к которой стремились. Я сел в кресло рядом с кроватью и откинулся на спинку. С кухни слышался мат Манувы и бутылочный звон… Ее взгляд упал на мой эрегированный фаллос, который до сих пор не потерял силы. Она улыбнулась, спрашивала - много ли я излил семени во время ритуала, я ответил, что кажется, все, чем обладал, аж болят яички. Мы оба с ней посмеялись. Умолкнув, она начала рассматривать знаки и руны на моем теле, кое о чем я ей рассказал. Она заснула, Манува, в свойственном ему сволочизме, тоже ушел спать видимо без мысли даже о том, как я буду один и не будет ли мне опасно быть на чеку одному. На его лице были написаны муки, переживаемые им, из-за отсутствия уже несколько дней подряд всех прелестей жизни, к которым он так привык – кокс, дорогие шлюхи, маленькие девочки, услужливые официантки и куча всего прочего. К тому же боль в его яичках была, наверное, еще более жестокой в сравнение с моей, поскольку он не привык держать в себе запасы спермы синтезируемой более чем за два дня. В библиотеке я снял эту стеклянную колбу, в которой лежало древнее копье, бывшее некогда реликвией одного племени индейцев, по слухам знатоков тех районов, корни которого уходили в историю Ацтеков. Копье это по легенде принадлежало войну избранного Богом Грома, который подарил его избранному лично, охраняя его от духов зла и всегда убивая даже самых одержимых животных наверняка. Стекло треснуло от удара ножа, которому было не меньше чем и этому копью. Я подвязал свой член и яйца повязкой, теперь являясь самым настоящим индейцем во всем, кроме самой крови, смешенной ядом змей и водой из Амазонки.

Я вышел на улицу и сел перед домом задницей на голую землю, от которой еще тянуло весенним холодом, который я почему-то не ощущал. Ночная тишина, раздавалась только треском костров. Правая рука сжимала древко копья бога Грома. Послышались шлепки босых ног. Гостья была замотана в плед, в руках держала две чашки кофе, она села рядом со мной и молча начала отхлебывать из чашки. На нашем месте ночью не следовало спать, силы зла сильны в темноте, говорят в темноте можно провернуть кое-что втихую от Бога. Ее лицо выглядело усталым, но не потерявшее свойственного ей очарования, казалось напротив каким-то более человечным. Она спрашивала меня, почему я так интересуюсь культурой индейцев, я рассказал о шоке, который испытал в момент, когда узнал о деяниях Кортеса и о легендах Юкатана, рассказал, как для меня было трагично осознавать о такой разрушенной культуре. Не забыл историю о том, как я отправился на Юкатан два года назад, чтоб просто оказаться там, пройти по джунглям, где ходили индейцы тысячи лет назад и ощутить этот животный страх перед неизвестными науке змеями и черными пантерами, которые властвуют там по ночам. И обязательно упомянул город Чичен-Ицу, который теперь популярен у туристов, где вокруг пирамиды Кукулкана до сих пор происходят странные вещи, вроде того, что около нее иногда находят разных отчаянных туристов в бессознательном состоянии, которые позволяют себе подниматься на пирамиду и исследовать ее в ночное время; эти туристы оказываются совершенно голыми и приходят в сознание только в поликлиниках при большой дозе мощных психотропных средств, а затем рассказывают – девушки, как они вступали в половой акт с каким-то существом со светящейся короной, а юноши о различных темных существах, от которых они бегали по туннелям пирамиды. Она молча слушала, допив свою чашку кофе. Все казалось таким естественным и спокойным. Она мне искренне нравилась и манила к себе. Выпустив одну руку из под пледа, она развязала ей мою повязку, из которой вывалились член и яички, продолжавшие ныть легкой болью. Яички она взяла в свою кисть и начала слегка массировать, придавая им какое-то неимоверное тепло. Я посмотрел ей в глаза, она, улыбаясь, прошептала, что так боль отойдет скорее, язвительно переспросив о том, что ведь они все-таки болят, на что я мог только кивнуть головой. Член бессовестно встал и подергивался в такт пульсации всего организма. Луны не было видно, небо было пасмурным, о чем позаботились некоторые заклинания, берущие свои корни на Юкатане и придающие силу моему копью, которое чувствовало себя уютнее в пространстве грома и воды, которые могли появиться в любой момент по моему желанию. Так прошли первый день и первая ночь, за нами их было еще шесть, а на пятое утро мы ждали конвой, обязавшийся прибыть с первыми лучами солнца. Небо начало сереть, часы показывали почти пять утра. Гостья сопела в такт своим снам у меня на плече. Подхватив ее на руки, я отнес ее во вторую спальню. Решив не рисковать и не ложиться рядом с Манувой, я лег вместе с ней. Яички больше не болели.


I know I'm not perfect but I'm so close it scares me...
 
SpectreДата: Воскресенье, 2006-03-12, 6:23 PM | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 141
Награды: 0
Репутация: 2
Статус: Offline
6.

Меня разбудил какой-то стук. Я быстро поднялся и посмотрел в окно, откуда он доносился. Манува забивал в какую-то палку в землю, через минуту насадил на нее голову, зарезанной вчера козы, и какое-то время ковырялся в ней ножом. Потом подошла гостья и в сделанные Манувой дырки поставила свечки, так и оставив их стоять не зажженными. Весь остаток дня мы провели в дорисовке некоторых рун и заклинаний, так на всякий случай, затем валялись и смотрели телевизор и ели, пока не исчезло солнце, погрузив все вокруг в темноту.

Гостья начала ходить по всему участку и разжигать свечи, которых по ее словам должно хватить часов на пять, как раз до рассвета. Манува разжигал костры. Я поправлял очертание знаков на моем теле, половина из которых была в совершенно непригодном виде для таких серьезных дел.

В кроне деревьев с западной стороны начал дуть ветерок, точнее это казалось что дул ветерок, при ближайшем рассмотрении и сосредоточении оказалось, что это вовсе не ветерок, а какой-то шум, будто нечто мягкое и не совсем плотное лазает по листьям и среди них. Я обратил внимание сразу, почему-то подумал, что предыдущие два дня погода была абсолютно безветренная и тихая. Встав и схватив копье, я повернулся грудь к звуку, который на мгновенье затих, словно ответом на мою настороженность, а затем продолжился, теперь уже откровенно демонстрируя свое присутствие, конспирация которого была сорвана. Гостья и Манува смотрела на меня странными глазами, полными опаски, затем одновременно заметив на что я обращаю внимание и начав прислушиваться вместе со мной. Шум внезапно прекратился и в этот де момент послышался другой звук, уже за забором, будто что-то грузное упало с высоты, равной примерно кронам деревьев. Я перебирал в голове, что там может быть на земле, почему не слышно шагов, изредка слышался хруст веток. Манува легко побежал в самый дальний угол участка, перебросив через плечо охотничье ружье, гостья по моему знаку начала пятиться в ближний от меня угол, куда я ей указал. Нечего не происходило.

Я почему-то вспомнил те моменты жизни, когда мы были только в самом начале или даже еще дальше от него. Манува изучал и интересовался субкультурой, ходил с какими-то конспектами и рассказывал о странных вещах. Мы вместе проводили кучу времени в книжных, а потом за чтением, долго не могли решиться на наше первое убийство и первый серьезный ритуал. Это было интересно и страшно одновременно. Всегда тяжело заниматься тем, что все остальные считают чушью, когда ты не можешь некому рассказать и не можешь не с кем поделиться чем-то действительно важным для тебя. Но мистика и тайны обретали форму и последствия, мы оба менялись и меняли жизнь вокруг нас, безжалостно подчиняя ее себе, злоупотребляя безнаказанностью и знаниями, которые поглощали нас и одаряли собой. Иногда было страшно и хотелось скулить, хотелось купить миллион свечей и поставить перед иконой своего святого в первой же церкви рассказав все какому-нибудь попу и узнав, за что мы можем получить индульгенцию нашего бывшего Господа. Слова становились весомее и серьезнее, они становились убийственными и дарящими жизнь. Я всегда догадывался и слепо верил, что все только казавшееся есть на самом деле, а потом все оказалось перед моими глазами. Видеть значит верить. Про Веру я знал тоже всегда. Почему-то знал с самого детства и все. Показательно тут случившиеся с индейцами, на момент когда к ним вторглись колонизаторы. Магия индейцев была одной из самых могучих и сильных за все время существования человечества, возможно, она была самой сильной, превосходя черную китайскую магию. Но когда они столкнулись с огнестрельным оружием, которые оказалось для них излишне удивительным и уничтожительно эффективным – индейцы в миг позабыли о своих богах и своих силах, которые на самом деле превосходили это глупое варварское оружие испанцев. Своей магией они могли очистить в один миг свою землю от завоевателей, гнавшимися за золотом с одержимостью голодной собаки. А позабыв – они утратили ее.

Все стихло и больше не повторялось. Гостья уверенно сказала, что это была разведка и нам следует быть начеку. Хотя оба волка мирно проспали всю ночь, после того как последние звуки исчезли. Пусть я был немного и возбужден, но, доверяя их звериному чутью, умноженным дьявольской силой, я смог спокойно проспать с утра и до самого вечера, да и то конец моему сну положила наша гостья, которая уже третий день ходила бессовестно голая среди двух так же почти голых мужиков, готовыми с удовольствием и в любой миг совершить с ней какой-нибудь каббалистический ритуал, отличающийся излишним эротизмом. Почему нет? Какой-нибудь не самый сильный призванный демон сейчас не мог считаться лишним.

Мануву начало ломать. Порошком, как он говорил, хоть и не злоупотреблял, но видно было, что ему фигово. Он попивал из фляги какой-то специальный настой непонятно чего, вполне возможно чего-то наркотического, хотя и отвергал мою версию, так и не сказав что же у него там, прокомментировав лишь фразой, что если я однажды стану жестоким наркоманом, эта вещь меня откачает за неделю от любого пристрастия, по крайней мере, физического.

Сгущение туч начинало расходиться, уверенно продержавшись уже три полных дня. Так что до наступления абсолютной темноты я зарезал последних двух кошек, долго полоща свой рот их кровью, а затем выкрикивая заклинания на языке Ацтеков, полностью уделавшись шерстью и кровью. Хотелось в душ, хотелось грубого секса, хотелось напиться в слюни, хотелось чистый дорогой костюм, хотелось сверкающих блеском туфель, хотелось снова поводить быструю тачку. Выпив несколько сот грамм кошачьей крови, меня стошнило. Я долго материл на Дьявола и эту чертову книгу, и на прочее дерьмо. Оторвавшись от земли, я заметил, как она все это время смотрела на меня. Впервые я встретил ее глазами полными злости, моя морда была уделана кровью вперемешку с желудочным соком и мелкими кусочками какой-то дряни. Она смотрела серьезно, видимо дьяволо-хульства были ей не приятны, а может, сблевав, мои слова обрели какой-то новый смысл или силу. И в этот момент, когда голова на секунду застряла на ее темных глазах, над домом начали сверкать какие-то искры. Волки начали носиться по всему участку и завывать в небо. Мощные удары в стальную калитку и какое-то рычание. Из-за забора послышалось что-то вроде стихов, «…святой Георгий… в бою… Челюсть разбил твою…»… Невозможно было разобрать все в точности, но как только голос затих, волки забились в самый дальний угол с ужасным скулением, будто она попали в капкан.

На стене возле ворот начало появляться темное пятно, а и него проступать какие-то очертания напоминающие человека. Через десять секунд это и на самом деле оказалось какое-то человекоподобное существо, казавшееся несколько смазанным и будто бы не в фокусе. Он делал какие-то движения, застыв на месте. Манува выстрелил в него из винтовки. Нечего не произошло. В это же время Манува как будто чуть-чуть подлетел и затем резко и сильно вылетел на несколько метро назад. Гостья зашипела как кошка, начиная бормотать какие-то слова, напоминающее хаотичное шипение. Сжав сильней копье Грома, я рванул к нашему посетителю. Я видел только, как в мою сторону летело что-то напоминающее черный дым, темнело в глазах, а вдыхаемый воздух казался огнем. Я не совсем понимал, что происходят, находясь в полуобморочном состоянии, выполняя все на автоматизме. Еще несколько рывков, выпад с поворотом корпуса в сторону врага, копье Грома пронзает его, рука испытывает ощущение, будто я режу что-то вроде замерзшего масла. Копье проходит насквозь, левая рука срывается в сторону головы существа, сжимая в своем кулаке древний обсидиановый нож. Мы оба падаем на землю. Я почему-то нечего не вижу. Очень больно дышать. Мышцы ног и рук начинает сводить в судороги и на мгновенье становится до безумия холодно.

Через минуту темнота сошла, холод начал отступать, пришлось взять второй нож и проколоть себе мышцы, которые свело. Рядом лежал какой-то мужчина восточной внешности, его глаза еще моргали, а в глотке клокотала кровь. Копье проткнуло ему место в районе почек, а при падении древко разорвало ему кожу и мясо, полностью разворочав ему бок. Нож торчал их плеча ближе к горлу, не задев нечего жизненно важного. Я надавил коленом ему на грудь, выхватил нож, из разреза с журчанием потекла кровь, потом воткнул ему в глотку и отрезал ему голову, слегка покрутил влево вправо, ломая позвоночник, и оторвал ее от его тела, журчащего кровью. Поднявшись с колен и взяв в руки свое копье Грома, прокричал несколько воплей в небо. Начался дождь… Его капли смывали с меня ощущение шока и боли. Манува стоял на руках и коленях, его тошнило. Гостья смотрела на меня округлыми глазами, как будто испытав шок. Я впервые откровенно подумал, на сколько красиво ее тело, измазанное грязью и козлиной кровью, я подумал, что она на самом деле меня сильно возбуждает, я подумал, что она мне безумно нравится и я хочу ее с великой силой и страстью и если б не некоторые принципы чести, которые дошли до сих дней не смотря на все, что произошло – я бы просто завалил ее в эту лужу крови и грязной воды и затрахал бы ее до смерти, даже не думая, что было бы потом и как бы Дьявол решил отомстить за своего слугу.

Я сел на ступеньки крыльца, обложенные кафельной плиткой. Отрезанная голова была в моей руке, меня как будто заклинило, и я не мог выпустить ни копье, ни голову. Она подошла и седа у меня за спиной на одну ступеньку выше, чем я. Прикоснулась рукой к плечу. Я не реагировал. Мимо прошел Манува и скрылся где-то в доме. Я начал рассказывал, зная, что они внимательно слушает меня, как был в Чичен-Ице, городе магии индейцев, покрытым кучей мистических историй и множеством загадочных для науки явлений. Два раза в год солнечный луч рисует на одной из сторон пирамиды Кукулькана золотую ползущую змею. Луч проходит несколько километров. Исходит он из небольшого храма в Тулуне, где на стене, обращенной к морю, две рядом размещенные бойницы. Вот через них и в определенное время проникает солнечный луч, рисующий золотых змей. На следующую ночь я залез на самый высокий пик пирамиды, на ее касательную точку и медитировал, вслушиваясь в тишину джунглей и вековое молчание пирамиды. Там я впервые почувствовал неимоверное спокойствие и сосредоточенность, а открыв глаза я видел как по ступенькам пирамиды бродил черный ягуар с глазами горящими огнем. Он был спокоен и не излучал зла. Смотря на него, я испытывал благоговение и подъем духа, я ощущал, как кровь течет в моих жилах и вносит с каждым стуком сердца в меня новые силы. С того момента я уважал и интересовался магией и культурой индейцев Юкатана больше чем всем остальным. Она давалась мне легко и обретала в моих руках силу. Я так же сказал ей, что знаю – эта магия и сила чиста от божественной руки и тем более руки Дьявола. Эта магия заставляет меня верить в альтернативу, верить в то, что этот мир можно рассматривать гораздо в больших цветах, нежели только в черном и белом.

В следующие дни гостья вела себя спокойно и не напрягалась, больше не занималась усилением заклинаний и всякой прочей фигней, что в предыдущие дни. Она что-то знала, но не говорила нам. Снова начала одеваться и скрывать от нас все свое великолепное тело, вести вновь этот цивилизованный образ жизни, словно потешаясь над нами с Манувой, ведь мы продолжали ходить – я в набедренной повязке, а Манува в какой-то уродском балахоне, взятом непонятно где, история коего была более сумрачной, чем появление розенкрейнцеров в нашем городе. На восходе седьмого дня – появилась куча машин и куча людей в темных костюмах с галстуками монотонной расцветки. Агриппу упаковали так же как и распаковали, загрузили в машину и все уехали. Оставалась лишь одна машина, которая ждала, по всей видимости, гостью. Она подошла ко мне и без проявления эмоций смотрела на меня, улыбаясь улыбкой, обладающей странным очарованием, как мне думалось все время нашего недолгого и искренне странного знакомства – очарованием невозможным быть у явлений Дьявола. Она спросила, чего мы желаем от Дьявола в плату. Я сказал, что желаю получить ее контракт с ее хозяином, хочу чтоб слуга Дьявола стал слугой моим. Я проговорил это после секундного молчания. Она смотрела в пол, затем развернулась спиной и ушла, прошептав, что с нами свяжутся. Мы, молча и не двигаясь, ее проводили. Когда машина отъехала, Манува захотел что-то сказать, начав свое предложение со слова «охуел»… Я посмотрел ему в глаза. Он замолчал и похлопал меня по плечу. Мы собрали все подозрительные остатки, которые могли навести на мысль о том, чем мы тут занимались и все это сожгли. После обеда мы покинули дом, больше не желая его видеть, хотя бы в ближайшем будущем. Он выкинул меня около моего дома, предупредив, чтоб я не смел ему звонить в следующие два дня и не думал показываться на той самой квартире, если только не захочу жесткого группового секса под синтетическими таблетками. Я заснул в ванной… мне снилась змея на стене пирамиды Кукулькана…


I know I'm not perfect but I'm so close it scares me...
 
SpectreДата: Воскресенье, 2006-03-12, 6:24 PM | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 141
Награды: 0
Репутация: 2
Статус: Offline
7.

Меня разбудил звонок мобильного. Было пять утра. Какой-то мужской голос, неимоверно спокойный, слегка кажущийся протяжным и несущий в себе оттенки нежности, сказал, что благодарит меня и Мануву за услугу, наша плата признана приемлемой. Голос проговорил место встречи, где я получу свою плату, и попрощался. Я на середине разговора понял, кто это был… смог проболтать только что-то вроде «не за что» и «до свидания». В одиннадцать вечера я был там же, где встретил нашу гостью, когда она пришла по указанию хозяина. И в этот раз она умудрилась зайти ко мне со спины. Я был рад ее видеть… Ее лицо было серьезным, волосы все так же волшебно блестели и были в тех фантастических кудрях, которые свели меня с ума в тот странный первый день нашего знакомства. При ней была папка и какая-то небольшая коробочка, плотно упакованная и забитая маленькими гвоздями. Из папки она достала зеленый лист, формата большего чем А4 и все же большего не на много. На листе было написано что-то красивым почерком, на сколько я понял, на французском языке. Она отдала лист мне в руки и хладнокровно смотрела на меня. Я лукаво, стараясь подражать Дьяволу, которого некогда не видел, улыбался ей. Затем достал, зажигался и поджег лист на ее вспыхнувших удивлением глазах. Люди проходили мимо и оборачивались, смотря как странный лист горит зеленым пламенем. А я смотрел в ее глаза, с которых сходила темнота – они насыщенно карими, казавшимися теперь в тон ее блестящих волос. Когда лист прогорел, она кинулась на меня с объятьями, обхватив мою шею, из ее глаз текли слезы. Она поселилась у меня, Манува через свои связи сделал ей все нужные документы, оказалось, что огромное количество знаний и некоторые умения остались при ней, она обладала искушенным умом и способностями к черной магии, а так же имела власть над волками и некоторыми животными, считавшимися дьявольскими. Мы решили принять ее на равных нам, не смотря на то, что я начинал испытывать к ней какие-то чувства и похоже, что она тоже. А через неделю мы с ней уехали на Юкатан, где я обещал рассказать ей все наши общие с Манувой тайны, и тайны лично свои. Со стороны мы были похожи с ней на обычную пару влюбленных людей, на обычных туристов, приехавших знакомиться с культурой Майя… В тщательно упакованной коробочке оказалась старая книга – Малый Альберт, личный подарок Дьявола нам.


I know I'm not perfect but I'm so close it scares me...
 
OWKДата: Понедельник, 2006-03-13, 0:16 AM | Сообщение # 4
Почётный джедай Энгельсской Диаспоры
Группа: Администраторы
Сообщений: 161
Награды: 0
Репутация: 7
Статус: Offline
а енто здесь зачем? я пр мануву.... тока не говори, что это ты написал, Spectre. Не поверю...

And may the force be with you...
 
FineДата: Среда, 2006-03-15, 3:15 PM | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 1
Репутация: 50
Статус: Offline
Это Spectre на компе Fine'a
to OWK: больной штоль? surprised Я разве похож на такого извращенца?
К тому же, я выложил ссылку, откуда я скачал текст... cool


Не пью, не курю. Познакомлюсь с девушкой, которая принесёт пива и сигарет.
 
OWKДата: Среда, 2006-03-15, 6:39 PM | Сообщение # 6
Почётный джедай Энгельсской Диаспоры
Группа: Администраторы
Сообщений: 161
Награды: 0
Репутация: 7
Статус: Offline
сорри... ссылку не заметил.... кстати, и сейчас не вижу.... ну да ладно... хорошо, что ты - не извращенец... я уж испугался cry . biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin

And may the force be with you...
 
SpectreДата: Среда, 2006-03-15, 7:43 PM | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 141
Награды: 0
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (OWK)
сорри... ссылку не заметил.... кстати, и сейчас не вижу.... ну да ладно... хорошо, что ты - не извращенец... я уж испугался.

ссылка в самой статье находится, а не на форуме....
Так как тебе понравился Манува?


I know I'm not perfect but I'm so close it scares me...

Сообщение отредактировал Spectre - Среда, 2006-03-15, 7:50 PM
 
OWKДата: Пятница, 2006-03-17, 0:58 AM | Сообщение # 8
Почётный джедай Энгельсской Диаспоры
Группа: Администраторы
Сообщений: 161
Награды: 0
Репутация: 7
Статус: Offline
как ты на этого шизофреника-автора вышел? ссылку в упор не вижу... поискал в яндексе нашёл сайтик с кучкой подобных вещей того же психопата....
читать пока полностью лень... за выходные почитаю и скажу, как мне сие лит. произведение....


And may the force be with you...
 
FineДата: Суббота, 2006-03-18, 0:40 AM | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 1
Репутация: 50
Статус: Offline
Спектру я уже говорил, но скажу для всех.
Ошибок куча как орфографических, так и смысловых (Нилепу бы на аффтара натравить, почище всяких бесов будет), дохера уделено описанию всего подряд вместо действия. Короче, не пушкин ни фига и даже не Дарья Донцова. А про смысл - не моё это, мне это не понять. Хотя начало прочитал, продолжение пока не в силах...
А Манува мудак! Детей маленьких распинал. Хоть и цыганских. Я конечно тоже не люблю цыган (OWK и Spectre помнят), но не до такой же степени. Такой же он мудак, как и Космос, который стрелял в кошку. Кто бы чё ни говорил, не прощу. Мля!
.....а так ничё, нормально....можно почитать, если делать нехер....


Не пью, не курю. Познакомлюсь с девушкой, которая принесёт пива и сигарет.

Сообщение отредактировал Fine - Суббота, 2006-03-18, 3:26 PM
 
Форум » Коллективный разум » Жизнь... » продолжение "Манувы" (раскритикуйте)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: